Аргонная сварка

Что такое: “сварка аргоном”?

Написать об аргонной сварке мы решили потому, что большинство населения имеет о ней весьма смутное представление. Часто приходилось слышать вопрос: “Здесь алюминиевые трубки паяют?” Здесь-то оно здесь. Но вот только аргонная сварка алюминия не имеет ничего общего с пайкой, а также прочей дрянью типа “плазменного напыления” и эпоксидки.

Итак, что это такое и с чем это едят? Образно говоря, аргонно-дуговая сварка – гибрид газовой и электро-сварки. От электросварки она унаследовала электрическую дугу, от газовой – похожий метод работы сварщика. сварка аргоном

Сердце аргоновой горелки – неплавящийся вольфрамовый электрод, газ-аргон и электрическая дуга. Как известно, вольфрам – очень тугоплавкий металл (из него делают нити накаливания электролампочек). Вокруг электрода – керамическое сопло, из которого во время сварки дует инертный газ аргон. Если попробовать сваривать деталь без аргона – алюминий попросту начнет гореть, трещать и покрываться мерзкой коркой.Это оксидная пленка. Аргон защищает место сварки от воздухаи не дает образовываться оксидной пленке. Надо сказать, что можно использовать любой другой инертный газ, например гелий и результат будет не хуже, чем сварка аргоном.

Как проводится Аргонная сварка?

А процесс происходит примерно так. Для начала на свариваемую деталь подается “масса”, как при обычной электросварке. В правую руку сварщик берет горелку, а в левую – присадочную проволоку. Если для сварки алюминия, то  из специальных сплавов алюминия “АМГ” или “АК”. На горелке нажимается кнопка, включается ток и подача аргона. Между кончиком неплавящегося, вольфрамового электрода и деталью возникает электрическая дуга. Она и выполняет роль основного инструмента – плавит деталь и присадочную проволоку.

Казалось бы, нет ничего сложного, однако, как и в любом другом деле, здесь существует масса нюансов. Как говаривал товарищ Джугашвили, “кадры решают все”. В аргонно-дуговой сварке главное – опыт сварщика. Здесь нужно, что называется, хорошо набить руку и чувствовать материал с которым работаешь. К нам часто приезжают люди, которым кто-то “на-ура” пытался варить аргоном, для них слова алюминий и сварка, звучат как заклинание приносящее кучу денег. Даже тарифы устанавливают на сантиметр шва. Многие не видят разницы между тем, чтобы с бодуна приварить петлю к гаражным воротам, и взяться за кондиционерные детали. А работа эта зачастую ювелирная, ответственная и не терпящая головотяпства и похмельных синдромов. Так что нередко приходится переделывать за других…

аргонно-дуговая сварка аргонно-дуговая сварка аргонно-дуговая сварка

Аргон и сварка

Всяк кулик свое болото хвалит… И все же… В интернете мы давно ведем спор с некоторыми товарищами из… если так можно выразиться, конкурирующих группировок. Эти господа утверждают, что радиаторы автокондиционеров (конденсоры) нужно ставить только новые. Якобы, если сгнило в одном месте, то радиатору место на свалке. Их позиция понятна, потому что они приторговывают этими самыми конденсорами. Да если человек хочет – мы с радостью поставим ему хоть все новое! На нашем складе, всегда лежат самые ходовые позиции конденсоров. Это гораздо проще, но, увы, накладнее.

И вообще, глупо равнять все под одну гребенку. Спору нет, немало случаев, когда варить радиатор кондиционера бессмысленно. Почти всегда это сразу видно. Но в большинстве случаев, аргон и сварка помогают спасти ситуацию. Например – механическое повреждение от камушка с дороги, авария, протертая вентилятором трубочка, легкие локальные очажки гнильцы. Ведь коррозия появляется строго в определенных местах, там где алюминий контактирует со сталью и там где задерживается грязь с влагой. Все эти места для каждого автомобиля давно известны. К слову, новые радиаторы на некоторые автомобили запросто могут стоить несколько десятков тысяч рублей!  Притом, что замечательно поддаются лечению, а именно сварочным работам. Приведу живой пример. Приехал к нам мужчина на “Альфа Ромео”. После небольшой аварии от его конденсора отломился патрубок напорной магистрали. Он бы и рад купить новый конденсор, но в Москве их в тот момент не оказалось. А на заказ ждать – три недели! Ждать он не мог, потому что уезжал с семьей на машине на Юг отдыхать. Конечно, мы ему все приварили на место эдаким “уренгойским” швом. Нас снова спасла аргонная сварка. Через месяц тот человек привез нам бутылку вина и свою благодарность. Или еще пример – “Ситроен Ц4”. У него прогнили и напорная, и обратная магистраль под силуминовыми креплениями фитингов , прямо перед испарителем на входе в салон. Хозяин машины для начала съездил к диллеру. Ему там сказали, что необходима замена испарителя (от дилеров и нельзя было ожидать другого ответа). И выставили счет, значительно превышающий пятьдесят тысяч рублей. Поскольку у хозяина с головой оказалось все в порядке, а лишних денег не имелось, он оказался у нас. Сняли испаритель (сам он был просто идеален), вырезали гнилые куски с подводящих трубок, изготовили на собственном токарном станке и приварили аргоном новые фитинги, водрузили все на место и заправили. Не скажем, что ему обошлось это совсем уж дешево (все-таки съем и постановка торпеды – операция трудоемкая), но сэкономил он раза в три или четыре.

Бывало, что приходилось приспосабливать на какой-нибудь редкий автомобиль конденсор от ну совсем другого автомобиля. А что поделаешь, если родной или попросту не найдешь, или цена его несопоставима со здравым смыслом? Тут снова выручала аргонная сварка – переваривали фитинги на конденсоре и подводящих магистралях. Сколько таких машин с “трансплантированными органами” ездит по Москве! Да, с точки зрения цивилизованного рынка мы не правы. Но не все могут себе позволить обслужиться по их ценам (и, поверьте, нередко с сомнительным результатом). А холода хочется всем.

Про трубки вообще нет речи. Зачем тратить лишние деньги и покупать новую трубку кондиционера тысяч за восемь рублей, если на вашей – лишь одно или два дефектных места, там где она крепилась к кузову машины хомутами, а в остальном – она ничем не отличается от новой?? А если трубка не одна? Покупка нового комплекта выльется в круглую сумму. Мы же эти дефектные куски вырежем и при помощи аргонной сварки вварим на их место новые. На трубке появятся шовчики, как после операции, ведь это все таки сварка алюминия, но своей функциональности она от этого не потеряет. Чтобы не было возвратов, стараемся устранить не только уже проявившуюся дырку, но и “вылечить” те места, где заметна начавшаяся коррозия. Естественно, на нашу аргонную сварку мы даем гарантию. После сварки детали мы проверяем – даем в них давление атмосфер до 15 и опускаем в водяную ванну. Практика показывает, что со сделанными нами деталями люди не возвращаются. Бывает, что приезжают с другими. Заварили одну трубку, а через месяц дырка вскрывается в другой. Случались исключения, конечно, но если даже мы и сделаем ошибку, то устраняем ее за свой счет.

Алюминий и сварка аргоном

Конечно мы варим не только алюминиевые трубки кондиционеров. Иногда случается так, что от наших разбитых дорог страдает поддон картера двигателя, ведь на современных автомобилях он сделан из алюминия и достаточно не очень сильного удара, чтобы вывести его из строя. Новая деталь, порой стоит ощутимых денег, да и не везде есть в наличии. Тут снова на выручку приходит аргонная сварка. Поддон обязательно снимается с автомобиля, хорошенько моется снаружи и изнутри, далее если трещина не очень большая, она просто заваривается без особенных проблем. Немного сложнее, если при сильном ударе от поддона откололся большой кусок алюминия и потерялся на дороге. Такую проблему тоже можно устранить при помощи сварки аргоном. Тут аргонщику приходится немного попотеть, подогнать кусочки алюминия для вваривания в разбитый поддон по форме уже имеющихся пробоин, прихватить аргонной сваркой их по месту и если все подогнано точно, то тогда проварить их аккуратным, красивым аргонным швом. После сварки поддона картера, он всегда проверяется на герметичность, ведь было бы странно поставить его на машину и понять, что он протекает по шву. Есть еще одна очень часто встречающаяся в последнее время неисправность-это свернутая резьба заливной пробки на поддоне картера двигателя. Тут без аргонной сварки не обойтись. Но если быть совсем честными,то тут есть два способа решить эту проблему с помощью сварки аргоном. В первом случае, вся оставшаяся в поддоне резьба высверливается под чистую и аргонщик, наплавляет аргонной сваркой, новый слой алюминия поверх того, что осталось. Остается только нарезать новую резьбу и подогнать к привалочной плоскости сливную пробку поддона. Второй способ ремонта поддона картера выглядит немного сложнее, но на наш взгляд значительно надежнее и цивилизованней. На нашем токарном станке, из специального дюралиевого сплава (сплав более прочный чем материал поддона) вытачивается деталь с нарезанной внутри резьбой под сливную пробку, старый сливной канал, вместе с остатками резьбы удаляется при помощи “болгарки” из поддона картера, а на его место приваривается новый, выточенный нами на станке. После сварочных работ, аргонный шов проверяется на герметичность. Такой способ ремонта поддонов картера двигателя прочнее, надежнее а самое главное быстрее. Канал для слива масла, выточенный на токарном станке получается значительно крепче заводского и в дальнейшем так не разрушается, даже если снова попадает в руки варваров.
За все годы, которые мы применяем аргонно-дуговую сварку, без ложной скромности можем казать, что нам довелось отремонтировать не одну сотню поддонов картера, корпусов коробок передач, редукторов и прочих алюминиевых деталей. Аргонная сварка помогла сэкономить кучу денег нашим клиентам, а главное подняла многим настроение. Если и вас посетила неприятность с какой-нибудь алюминиевой деталью и ее надо сварить, мы всегда к вашим услугам.

Многие клиенты интересуются, насколько надежна сама сварка. Она настолько же надежна, как надежен металл алюминий. Швы  представляют с деталью после сварки одно целое. А ведь “аргоном” можно варить и нержавейку, и сталь, и медь, и чугун, и серебро с золотом…

Изложенная выше “песнь” аргонно-дуговой сварке может показаться кому-то слишком пафосной, но когда любишь какое-то дело, то писать о нем иначе не получается.